В вооруженных силах Донецкой народной республики создается женский батальон. Корреспондент «РГ» пообщался с одной из представительниц не такого уж, как оказалось, и слабого пола, вступившей в ополчение. Соратники зовут ее просто — Трофимовна.
46-летняя горловчанка, активистка ДНР Татьяна Трофимовна Демченко — очень приятная в общении, доброжелательная и мягкая женщина. Копна рыжих волос, добрые глаза, камуфляж… Татьяна проявила завидное мужество, пожелав дать интервью с открытым лицом и указав свою фамилию.
Татьяна Трофимовна, каковы функции у женского батальона? Имеет ли он оружие и участвует ли в боевых операциях?
Татьяна Демченко: Пока батальон только формируется. Но нас обучают разбирать и собирать автоматы и скоро повезут на стрельбище. Мы, как и мужчины-ополченцы, должны уметь в случае необходимости воспользоваться оружием.
А среди ваших соратниц есть те, которые уже знают, как обращаться с оружием?
Татьяна Демченко: Таких очень мало. Кого-то муж научил, кто-то пробовал стрелять в тире. Но, конечно, профессиональных бойцов среди нас нет. Подавляющее большинство женщин до вступления в ополчение вообще ни разу не держали в руках оружия. Но мы быстро учимся.
И как успехи?
Татьяна Демченко: Поначалу мы шокировали инструкторов, которые показывали нам, как разбирать и собирать автомат. Мы засыпали их вопросами: «Что это за кнопочка? А вон та пимпочка?» Шомпол иначе как «палочка» не называли. Бедняжки-инструкторы аж бледнели от такой терминологии, но ничего — терпели, учили. И ведь научили же! Теперь мы разбираем и собираем автоматы не хуже мужчин, которые вступили в ополчение примерно в то же время, что и мы.
А как ополченцы относятся к женскому батальону?
Татьяна Демченко: Поначалу ребята нас не воспринимали всерьез. Улыбались, подшучивали. Но когда увидели, что мы взялись за военную науку всерьез, зауважали и начали общаться на равных. Но при этом они волнуются за нас и всячески оберегают, как… Ну как старшие братья, что ли. Постоянно интересуются, не нужна ли помощь. Раньше, когда мы только на кухне и по хозяйству помогали, отношение было более снисходительное.
А сейчас вы выполняете работу по хозяйству?
Татьяна Демченко: Разумеется. И по хозяйству, и по кухне, и медицина вся на нас. И юридические вопросы тоже мы решаем. Я раньше работала в общественной организации и знакома с юриспруденцией.
И какие именно юридические вопросы приходится решать, если не секрет?
Татьяна Демченко: Ну, например, мы оформляем людей в ополчение с сохранением трудового стажа. А еще деньги собираем. Вот буквально на днях собрали десять тысяч гривен на операцию тяжело раненному ополченцу.
А как семья отнеслась к вашему решению записаться в ополчение?
Татьяна Демченко: Семья меня поддержала. Муж даже камуфляж подарил.
Он тоже в ополчении?
Татьяна Демченко: Нет, у меня муж инвалид. У него проблемы с ногами, поэтому в ополчение его не берут. Он, конечно, сильно переживает по этому поводу, но относится с пониманием.
А дети что говорят?
Татьяна Демченко: Моей дочери -студентке 21 год. И она очень гордится мамой. Рассказывает обо мне всему курсу. Тоже порывается записаться в наш женский батальон. Но я, честно говоря, против. Думаю, дочке это не нужно. Она еще молодая – ей семью заводить, рожать, а не воевать.
А вообще, насколько уместна женщина на войне?
Татьяна Демченко: Совершенно не уместна! Женщина на войне – это страшно. Но, тем не менее, Жуков в свое время говорил, что на 70 процентов в войне победила русская женщина. И наверное, это было сказано не случайно.
Как, по вашему, — женщина может выполнять какие-нибудь боевые задачи лучше, чем мужчина?
Татьяна Демченко: Думаю, может. Во-первых, мы можем в бою более грамотно оказать медицинскую помощь: нас этому специально обучали. А во-вторых… Знаете, женщина ведь в некоторых ситуациях может действовать даже более решительно, чем мужчина. Если она видит врага, которого ненавидит, у нее и мысли не возникнет – стрелять или не стрелять. Она сразу нажмет на спусковой крючок. Хотя, это, конечно, ее меняет.
А вы ощущаете перемены в себе после того, как записались в ополчение?
Татьяна Демченко: Да. Во-первых я забыла о бессоннице, а во-вторых, чувствую, что становлюсь жестче. Наверное, это плохо. Но, думаю, жизнь вернется в прежнее русло, когда ситуация наладится.
Скажите, а вам не страшно?
Татьяна Демченко: Нет, страха нет. Вообще. Честно. Как будто какая-то заслонка опустилась. Возможно, страх появится позже, если я буду участвовать в боевых действиях, но сейчас я его не чувствую. Наверное, просто устала бояться.
Мужчины-ополченцы, у которых корреспондент «РГ» расспрашивал о функциях женского батальона, говорят, что он создается в первую очередь для того, чтобы женщины воздействовали своим примером на мужчин, которые еще не раскачались и не записались в ополчение.
— Разумеется, все опасные задания будут выполнять мужчины, – говорит один из командиров ополчения. – Мы не будем посылать женщин на передовую. Это не дискриминация, а элементарная логика. Ведь для рукопашной схватки или, например, для бега при полной амуниции больше подходят мужчины.
По материалам: rushor.su

3 КОММЕНТАРИИ

  1. а что в самом деле на Донбассе мужиков нет — вот одного ранило в луганске случайно 33года посмотреть вышел — с автоматом выходить надо — а не сеимать посмотрищь — здоровые мужики а за юбки спрятались — у Татьяны муж инвалид а был бы ходячий уже воевал — эх хуторская украина ставили вас раком и сейчас стоите — на шахтах заводах ахметки за гроши 300000 работает забыли девиз- мы не рабы — рабы не мы — а вы холопы — ребята в кузбаасс приехали на шахты работать -так как другой мир попали -там быстро ставят на место швхтеры всех и губернатор их поддерживает поэтому и сидит уже долго

  2. Кому свою задницу подставлять охота. Вот пусть Стрелок воюет, а мы лучше дипломатической миссией займемся или в парламент выборы устроим. Посольство где-нибудь а Голландии или Скандинавии отkроем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here