Итак, вопрос первый: Как понять разнонаправленные вчерашние действия с луганчанами – одни в Россию, другие за самостоятельность?

— На самом деле ни о какой самостоятельности речи никакой нет. То, что есть разобщенность в Луганске – это имеет место быть, различные взгляды присутствуют. Почему в Донецке это получилось быстрее? Потому что это объединительное движение еще началось во время митингов. Этот процесс начался когда все переругались, переобщались, то есть пока нам не удалось объединить всех, левых, правых – каких угодно, и объединило одно – за референдум. После этого пошел конструктив, после этого пошла разработка каких-то тактик, стратегий, и во что это вылилось в конечном счете. По Луганску ситуация чуть тяжелее, они начали вникать в это уже позже. Но тем не менее, Народный Совет там создан, по вопросу на референдуме мы сошлись, что он должен звучать так как он звучит, т.е. декларация, акт такой же как у нас. Теперь дальнейшие действия по всей видимости будут синхронными. Скорее всего мы будем объединяться, это уже решено с Луганском. Это очень важный момент, ведь русские друг друга не бросают. Это не громкие слова. Наши ребята там находятся в более жестком положении. Про Одессу вообще не стоит упоминать. Это ужас, который там творился. Помочь сразу и одновременно всем не получается, потому что распылив все силы мы могли проиграть то, что наработано. Тем не менее, опыт получен грандиозный. Я не скажу, что это полноценная победа, которую планировали, но результат достаточно весомый.

— То есть сейчас какой курс будет? На Новороссию, вступление в Россию или будет 2 республики ДНР и ЛНР?

— На мой взгляд тут правильнее говорить в таком плане. Это только мое мнение, окончательное решение будет на голосовании в Советах и тд. Сейчас я могу высказывать только свое видение, свою позицию по этому моменту. Нужна ли Новороссия? Конечно же нужна. Я думаю, что нужно и дальше пойти. Потому что и дальше, за пределами условных границ Новороссии тоже есть наши ребята. Какая-то часть из них зазомбирована украинскими СМИ, но бросать их на произвол не совсем правильно с нашей стороны. Что касается того, в каком либо виде присоединение к России, я тоже это считаю правильным шагом. Но тут не все зависит от нас, тут еще нужна позиция российской стороны. Я вчера сделал обращение, но как вы видите ответа еще нет, потому что нужно провести процедуры. Это не такой быстрый процесс. Вот так.

— Прошел интересный вопрос про границу с Россией. Что-то известно, когда планируется открываться? Когда можно будет к вам приехать?

— На самом деле, я думаю этот вопрос будет скоро решен. Сейчас, на сегодняшнее утро оперативная информация такая, что усилили внутренними войсками, дополнительно там еще в спину им «дышат» бойцы нацгвардии, т.е. бывший «Правый сектор». Хотят чтобы меньше переходило на нашу строну. Тем не менее, с их стороны, ну кто обычные (люди), никто не хочет воевать. Тем не менее, говорить сейчас что какая-то часть, контролируется нами это не совсем  корректно. Ситуация очень напряжена. Это наверное не первые шаги, с которых надо было начинать, по нашему мнению, по тому что здесь, внутри, проблем хватало. Плюс ситуация в Славянске, Краматорске, Мариуполе, всем наверное об этом рассказывали.

— Да, мы за этим следим, мы организовываем стримы и все это видим. Вопрос: блокирование выборов на Украине есть ли в планах? Или мы не обращаем на это внимание вообще?

— Ну по блокировке всех выборов на Украине у нас, наверное, физической возможности нет, а то, что касается городов, помимо  Донецкой, Луганской области, уже Донецкой, Луганской республик, там где появятся силы и скоординируются до этих выборов, то, конечно, они будут заблокированы.

— Понял, то есть по возможности. Реальные реквизиты финансовой помощи новым образованиям есть?

— Действительно много мошенников. Поэтому я записал целое видео, где карточку только одну сказал, российская карточка, потому что украинскую сами понимаете нет возможности, так как все блокируется и все. Поэтому задействована российская карточка. На нашем официальном сайте Донецкой республики это видео есть, где эта карточка оглашена. Это если финансово. У нас есть важный еще момент – инсулин и все прочее, потому что назревает гуманитарная катастрофа, она временного характера, но все-таки она будет. В планах киевской хунты она присутствует. Сейчас граница… в общем, машины приходится протаскивать с боем.

— Понял. И вот вопрос, который вам могут не задать на телевидении, но можно задать здесь. По поводу МММ, можно раз и навсегда расставить точки над «i»?

— Ну смотрите. На телевидении тоже задают этот вопрос. Смотрите, сразу хочу четкую позицию высказать. МММ не запрещена ни в одной стране. Фактически нет даже понятия «финансовых пирамид» и прочего. То есть, я не нарушал закон, участвуя в системе МММ, никого за этот период там не обманул и прочее, прочее. Вот вы сейчас посмотрели как работают СМИ, в частности украинские. И я считаю, что информация не совсем корректно отображается про эту ситуацию. Своеобразная касса взаимопомощи, в данный момент в она это переросла и каждый там участвует на свой страх и риск. Там никакого мошенничества быть в принципе не может, потому что все предупреждены и знаю, что это финансовая пирамида в чистом виде.  У нас получился такой парадокс налицо, что мошенник, который признан чуть ли не главным мошенником в мире – Сергей Мавроди, является самым честным человеком. Это парадоксально, но я не хочу в это углубляться, потому что это дело каждого, каждый решает где участвовать.

— Ну то есть вы продолжаете и будете продолжать этим заниматься?

— Нет, у меня сейчас нет возможности. Ребята, чтоб было понимание, я здесь живу в ОГА, сплю фактически 2-3 часа в сутки. Поэтому заниматься системой, участвовать просто физически нет времени. Говорю как есть. Никого не осуждаю. Как можно осуждать человека, который, например, ходил в казино, лотерею, играл на Форексе? Ну вот так.

— Принято. Хорошо. Национализация предприятий, такой вопрос. Очень острый, постоянно у нас поднимается.

— Очень щепетильный на самом деле вопрос. Щепетильный в каком плане – желание народа и интересы народа, если с этой стороны смотреть, они фактически очевидны, нужно это делать. Что можно озвучивать, что нельзя, должно быть, наверное, всем понятно. Наша основная цель, даже две основные цели – это не допустить фашистскую нечисть на нашу землю, второе – улучшить благосостояние населения, которое здесь проживает. И третье, вообще, объединение русского мира как такового, то есть славянского мира. Это три основополагающих (идеи), которые двигали в самые тяжелые моменты активистов.

— Сразу два вопроса. Про Рината Ахметова, он работает самостоятельно или все-таки в контакте с ДНР? Или это тоже закрытый вопрос?

— Нет, абсолютно. Сами знаете, слухов очень много. Сколько всего ходило, особенно в соцсетях – «продали, купились, сливают референдум» и все такое было в нашу сторону. И тем не менее, мы делали то, что нужно было делать и провели референдум. Сейчас люди пересматривают свое отношение к нам. И действовали мы абсолютно искренне. Что касается информации вчера, что Ренат Ахметов финансировал ополченцев, не знаю кто кого финансировал. Я просто знаю, что денег везде не хватало и это был действительно народный референдум, который проведен на народные средства. Вот как раз что собиралось, на то это все и делалось. Ситуация, конечно, иногда очень обострялась, но об этом не хочется вспоминать. Но никаких таких моментов мной замечено не было. Встреч огромное количество состоялось, в том числе и с Р. Ахметовым. Он высказывал свою позицию, а мы говорим, что народ говорит, т.е. мы являемся рупором народа. Если бы мы говорили и делали что-то не то, то нас бы давно вынесли на вилах быстрее чем прошлую власть. Я об этом неоднократно заявлял. Поэтому это были осознанные действия, мы могли принимать решения не от себя, а то что соответствует интересам людей, которые собрались, которые проживают в регионе. Я общаюсь с людьми и у меня нет информации, что кого-то купили. И даже каких-то подозрений.

— Как лично Вы отнеслись к санкциям на въезд и замораживание активов в ЕС?

— Ну это знаете, повод для «посмеяться» (Улыбается). Данную революцию, восстание делали простые люди, у которых не то что денег нет… Мне вот звонят телеканалы, мол, вам въезд в Канаду запретили въезжать, активы замораживают, я говорю «ну пусть замораживают», нет у меня их там. Поэтому это нелепость во всех ее проявлениях.

— Вопросы от дончан поступают. Перечисляем ли мы сейчас деньги в Киев?

— До сегодняшнего момента ситуацию мы не меняли. Остро стоит вопрос о специалистах, стоит вопрос о переходном периоде, этот период мы должны сократить, чтобы это не коснулось обычных (людей), незащищенных слоев населения – по соц. выплатам, пенсиям и прочее. К тому вопросу нужно подходить скрупулезно и с точки зрения профессионалов, чтоб поменять это очень быстро. Не хотел бы многие вещи выдавать в эфир. Вы должны это понимать.

— Вопрос интересный с точки зрения революций вообще. Какая возможность есть у жителей области принять участие в формировании органов власти? Есть какой-то механизм или просто прийти и сказать «я готов работать»?

— Сформировался Народный совет. Рассказать вам тайну, сейчас, наверное, уже можно это сделать? У нас нет никаких профессиональных революционеров, в нас не вливались никакие деньги, нас никто не готовил. Это народный протест, который перешел в революцию. Мы собрались, понимая, что нужно легитимное поле с одной стороны, с другой стороны у нас специалистов как таковых нет. Украинскими СМИ навязывалось, что нас там ведут, инструктируют, это вовсе не так, могу вам смело сказать. Нам нужно было какое-то легитимное поле, нужно было представлять все регионы, города как минимум. Был кинут клич 6 числа (апреля), что нужно как минимум по одному представителю от каждого районного центра, чтоб собрались в сессионном зале. И на следующий день человек стал записывать со всех городов, деревень, где-то по одному, где-то по 2-3. Абсолютно незнакомые люди, вот так был организован совет.

— Скажем так, которые могли взять на себя ответственность…

— Фактически, да. Не все скажем были адекватные, были такие курьезные случаи: на следующий день после провозглашения, некоторые, кто получили депутатские удостоверения, делегатские удостоверения, заходили в столовую, буфет и говорили «давайте мне без очереди, я депутат». То есть они восприняли это как привилегии. Такие случаи были неединичные, но такие долго не задержались. То что мы взяли на себя, депутаты на себя взяли, это не привилегии, а ответственность, инструмент работы как метла и лопата. В этот период люди себя проявили, т.к. они были случайные. Кто-то пришел вообще случайно, вроде шел мимо, зашел, «дайте запишусь». Из этого коллектива остались при голосовании, то есть все важные решения проходят через голосование, только те, мнение которых еще ни разу не пошло в разрез с мнением людей. Это очень важно. Если мы возьмем Верховную Раду, как там проходит, видим. А тут народ понимал эти решения, которые нужны, которые отображают интересы. Например, щепетильная тема по поводу переноса референдума 11 мая, 100% народного совета решило это оставлять и когда донеслось до широких масс через микрофон, была полная поддержка. Я скажу больше, когда звучали предположения, что мы сливаемся, были созданы группы по ликвидации буквально за ночь, но как я и говорил, мы являемся рупором народа. Все выносится на голосование, все серьезные решения. Когда все закончится наверное, можно будет написать книгу как это все происходило, как было все интересно. Были иногда заседания Совета Народного  как в Раде – чуть не до драк доходило, но потом что-то возобладало и даже были призывы не быть похожими на ту клоунаду, что мы видим в Киеве. Но в итоге это считается общей победой, что удалось без всякого централизованного управления, без всякого финансирования. Это действительно подвиг тех людей, кто в этом участвовал.

— Достаточно интересный вопрос. Донецк сейчас открыт для всяких представителей хунты: приехала Тимошенко и т.д. Как вообще контролируются эти моменты?

— Объясню. Аэропорт мы еще не взяли под свой контроль. Есть на то причины. Не все можно говорить. В общих чертах… могу только в личной беседе. Аэропорт не под нашим контролем, но там есть наши люди, если есть приезды, все это известно. Она хотела шахтерам рассказать какие-то высокие материи. Убили людей в Одессе. Что она хотела здесь рассказать и как это невозможно было здесь слушать. Люди достаточно отреагировали и она сама даже поняла, что не стоит выходить даже из своей машины, из кортежа и надо быстро-быстро уезжать.

— То есть, пусть приезжает, ничего страшного в этом нет?

— Ну я считаю, что на данный момент все сводится к тому, что все решает народ, ему в этом городе жить, а нам в регионе жить. Мы не хотим такой ситуации как в Албании, когда при революции они ломали, крушили все, взрывали мосты, которые вели к их домам! Что уж говорить, что потом эти мосты надо восстанавливать. Мы же не хотим такого. Пусть ситуация сложная, но мы находимся на своей земле. Нужно максимально сохранить все. Мы же не сделали никаких уступок, неправильных действий, которые могут иметь негативные последствия в дальнейшем.

— Такой вопрос: что будет с людьми, которые не поддерживали ДНР?

— Мы уважаем мнение каждого. У нас нет ни этнических, ни прочих (ущемлений). Но судьбу региона в целом должно решить большинство. Если человек высказывает другое мнение, не нужно стараться его бить, унижать и прочее. У него свое (мнение). Это признак настоящей демократии. А не навязанной вроде «кто не скачет, тот москаль». Но таких людей здесь действительно мало. А почему в целом получилась такая явка.. По некоторым регионам она была выше и по процентам тоже. У нас просто так получилось, что некоторые города вообще заблокированы, то в них не проходило вообще голосование, только если доехать до соседнего района и проголосовать. Ну вот Кировский район Донецка, чтоб вы понимали, по цифрам даже трудно произносить, мы это  видели своими глазами и куча журналистов, вот там всего лишь 1,5% проголосовало против Донецкой Народной Республики. Просто осознайте эту цифру.

— При явке..?

— Не могу сказать точно, но свыше 60%, точно. У нас ни по одному региону явка не падала ниже 60%.

— Вопрос по Стрелкову, говорят что Стрелков опровергает статус как командующего ДНР.

— Где он опровергает, скажите пожалуйста. Мы с ним давали совместное интервью, можно найти.

— Получается фейк какой-то, хорошо. Ваши отношения с Олегом Царевым. Вы вместе работаете, в команде или как партнеры?

— Рассказываю как есть. Я к Олегу отношусь хорошо. Но никаких действий он не координирует по нам и к Донецкой республике отношения не имеет. Мы с ним вчера общались, но он делает какие-то поспешные действия, по-моему, мнению. Вот как Олег приезжал сюда, в ДонОГА, мне сразу вопросы задают «почему, что». Он просто как бы приехал поговорить. Но вопросы по его президентской гонке, на это люди сразу отреагировали. Как только он сюда приедет, сразу подумали, что он взаимодействует с нами, с регионами. Очень много сразу вопросов было. Поэтому сейчас пока наших совместных действий с ним нет. В будущем я этого не исключаю.

— Как вы будете выстраивать отношения с крупным олигархатом все-таки?

— Это уже будет решать народ.

— Какая вам нужна помощь от простых граждан РФ?

— Сейчас мы эту помощь ощущаем непосредственно в информационной поддержке. Иногда ее хватало даже тогда, когда мы читали этот шквал писем про время штурма и т.д. Этот шквал поддерживающий действительно помогал. Да и сейчас это все не угасает. Поздравления с референдумом, что идем таким путем и так далее. Этой поддержки много. Ну а сейчас практически во всех регионах собирается гуманитарная помощь, отправляются деньги простыми людьми. То есть это все сейчас идет.

— Вопрос по силовикам. Сейчас мы слышим лозунг «Милиция с народом!». А милиция с народом морально или как-то еще: проводятся мероприятия, разыскиваются убийцы мирных жителей ДНР?

— Хочу сказать, что сейчас она нейтральна. Пока только некоторая часть принимает непосредственное участие на нашей стороне. К сожалению, это так. Но принимаются меры, темпы ускоряются, отправлены вчера результаты референдума. Думаю не за горами то время, когда милиция на делах будет с народом.

— Понятно. Пономарев и Стрелков будут в Совете?

— Смотрите, что касается Пономарева – там все однозначно, все, кто принимал участие будут. Что касается Игоря Ивановича – конечно, это силовой блок.

— Не раз возникает вопрос, как вы будете противодействовать войскам хунты, которые находятся на территории ДНР?

— Сейчас руки у нас развязываются, и мы будем принимать активные шаги против фактически оккупационных сил. Однако звучат и другие предложения. Там ребята просто отправляют их домой, а вся техника оставляется себе.

— По поводу банковских кредитов и наоборот. Чтоб не получилось как в Крыму. Что предлагаете делать?

— Щепетильный вопрос. И я сейчас даже никаких рекомендаций и советов не дам. Ситуация развивается агрессивно, и получится ли избежать как в Крыму я не уверен.

— Ответ принят. Про Губарева спрашивают, почему он в Славянске, а не в Донецке.

— Остается опасность его похищения обратно. Потому что вот из 6 активистов отпущенных, один уже украден. Пока это из-за мер безопасности. Решение принимает Павел, это его безопасность.

— Если народ решит присоединяться к России, а Россия будет не готова принять ДНР. Что будете делать?

— Решения, скорого ответа на наши действия со стороны Российской Федерации не будет. Давайте будем ждать, не будем забегать вперед и опережать некоторые события, рановато пока.

— Хорошо, вопрос откладывается. Планируете создавать что-то типа Рады или парламента, что-то централизованное?

— Сейчас Верховный Совет и правительство.

— То есть так и останется?

— Да, совершенно верно.

— Принято. Планируется ли сотрудничество с Приднестровьем и Крымом в освобождении территорий от хунты? Как вы относитесь к предложению о помощи?

— Планируется, однозначно.

— То есть, от любой помощи не откажетесь. Как дела со школами и детсадами?

— Школы и детсады в штатном режиме. Жизнедеятельность городов не остановлена и она не останавливалась весь этот период. Это одна из основных наших задач.

— Вопрос по средствам массовой информации, какая сейчас работа ведется? Потому что информация противоречивая, вроде бы как «Россия 24» транслируется по 27 каналу. Что конкретно делается, есть у вас отдел массовой информации?

— Конечно, у нас уже есть свое радио, оно на двух волнах транслируется на территории региона. Так же сейчас телевышки под нашим контролем, украинские каналы сейчас только по кабельным каналам, но работа в этом направлении ведется, и ситуация решается. Плюс по Куйбышева, теперь там 27-й канал — это канал Республика, сейчас непосредственно наши программы там делаются.

— То есть, работа ведется, скоро что-то увидим. А госпредприятия: Укртелеком, Укрпочта и тд, как будут работать?

— Это будет меняться, гораздо быстрыми темпами. Давайте пока дождемся пока некоторых проясняющих моментов. Работали несколько групп социально-экономического направления, у них различные программы. И вот тут нужно общение с экспертами, как провести короткий и безболезненный период. Ведется обсуждение по этому поводу.

— Был стример такой Artem777, где он сейчас, есть информация?

— Нет, пока нет. Ребята работают.

— Будет ли Донбасс выплачивать долги ВМФ? Такой вопрос в чате.

— Отвечу так. Долги будет выплачивать тот, кто последним выйдет из состава Украины. Шутка такая ходит (смеется). Нет, конечно, не планируем. Эти кредиты брали без нашего ведома. Мы отвечать за хунты поступки не намерены. По последним сведениям, Яценюк готов подписать, что угодно, лишь бы ему выдали кредит. Это преступление, не меньшее чем у Турчинова, который отдавал приказ о применении вооруженных сил против нас, против своего народа.

— К стати, на счет Турчинова. Как вы думаете, насколько хунта крепка, сколько времени она еще может просуществовать?

— У них там полный развал. Я думаю ситуация весьма и весьма плачевна.

— Ну а сколько – год, месяц?

— Самые оптимистичные прогнозы – на месяца счет идет.

— Контакты с МИД РФ у вас есть? Это, наверное, к Екатерине (Губаревой) вопрос скорее…

— Контакты сейчас устанавливаются, представительства в Москве устанавливаются. Голосование, например, прошли в Москве. Результаты не вошли, конечно, в окончательный подсчет, но ситуация была показательная – в Москве проголосовали порядка 50 тысяч человек за Донецкую республику. Вот, вам пожалуйста, практически 100-процентный результат, все поддержали республику.

— Вопросы стали повторяться. Когда переход на новую валюту, когда снизится цена на газ, топливо, ЖКХ, отношения с Газпромом. В общем, вопросы по России.

— Рановато, чуть позже поэтому сможем ответить. Я думаю, что надо заниматься дальше. Спасибо вам за приглашение, и что дали возможность ответить на эти вопросы. Мы всегда открыты и готовы ко всем вопросам. Ждем еще, жду я, может еще из ребят кто-то сможет, то будет интересно.

— Последний интересный вопрос на прощанье – паспорта. Паспорта ДНР, будут ли они?

— Да.

— Все спасибо, Денис.

 

 

 

По материалам: anti-maidan.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here