Экономика

Дворы, забитые иномарками, дорожные пробки, торговые центры и прочие объекты гордости и поклонения современного стяжателя – это неопровержимое доказательство того, что… мы все-таки продули наши полимеры!

А что недопродули – интенсивно продувается сейчас теми, кто продолжает поклоняться иномаркам, коттеджам, гипермаркетам и прочим айфонам.

Доказывается это очень просто.

Иномарка (равно как и айфон) – это импортный товар, который ввозится в Россию из-за рубежа и за который компания-импортер платит долларами, но не рублями. И если даже иномарка собирается в России, то из узлов, которые опять же импортируются. Поэтому большая часть стоимости автомобиля – опять же в долларах.

А откуда у компании-импортера эти доллары на иномарки, айфоны и прочий импорт? Главным образом – от продажи нефти и газа, чуть меньше от продажи другого сырья, зерна и оружия.

Но то, что доллары появляются в России не от продажи высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью – лишь полбеды.

Главная беда – что полученные от продажи нефти, газа и другого сырья доллары именно продуваются, а не идут на развитие экономики. Не вкладываются в промышленность, машиностроение, высокотехнологичные сектора, науку и образование. А постояв какое-то время во дворах и пробках, отправляются на свалку.

Потому что купленные на эти доллары иномарки – дорогой понтовый хлам. На нем один идолопоклонник покатается несколько лет и перепродаст его другому, который чуть беднее и не может позволить себе новую иномарку. Потом это железо еще пару раз перепродадут – и закончит оно свой век на свалке, уже в самом беспонтовом виде.

И за все 20 лет эксплуатации польза от этой кучи железа будет минимальной, а потраченные на нее доллары будут именно продуты, а не вложены.

Мне наверняка возразят, что автомобиль – это не роскошь, а средство передвижения, и потому потраченные на него доллары именно вложены – в передвижение, мобильность и так далее. Иномарки превосходят продукт российского автопрома – и, значит, вложение в них денег эффективнее, чем в наши «ведра с болтами».

Средства передвижения, говорите? Но это – общественный транспорт, школьные автобусы, автомобили жителей села и тех, кто профессионально занимается извозом. Большинство иномарок, которыми заставлены дворы, особенно самые дорогие, тут ни при чем.

Они используются главным образом для того, чтобы два раза в день постоять в пробке – по дороге на работу и обратно. Воткнуть эту иномарку на забитую парковку перед офисом, вечером воткнуть ее во двор, а в выходные съездить на ней за продуктами в гипермаркет.

Никакого повышения мобильности иномарки, которыми заставлены дворы, не дают. Так как время, проведенное в пробках, часто превышает то, за которое можно добраться до работы на метро или другим общественным транспортом.

Британские ученые подсчитали, что скорость передвижения по Лондону за последние 100 лет почти не изменилась. В Москве она скорее всего даже снизилась.

Попытка передвигаться быстрее упирается в то, что миллион желающих побыстрее добраться из точки А в точку Б внутри города блокирует друг друга и стоит в пробках. При этом иномарки стоят с той же скоростью, что и продукты отечественного автопрома. И общественный транспорт стоит меньше, потому что имеет приоритет – не говоря уже о метро, в котором пробок нет.

Вот и получается, что иномарки, которыми забиты дворы – это не столько вложение в мобильность, сколько вложение в понты.

И не говорите, что ехать в собственном авто комфортнее, чем в маршрутке или в автобусе – а значит, можно приехать на работу свежим и отдохнувшим, эффективнее работать и так далее.

В сравнении с автобусом оно действительно комфортнее – и в сравнении с маршруткой тоже. Но кто мешает вызвать такси? В нем можно вообще читать Интернет или смотреть кино, не отвлекаясь на дорогу. При этом такси дважды в день выйдет дешевле, чем покупать и содержать более-менее солидную иномарку, с учетом ее стоимости со страховкой, техобслуживанием, бензином, ремонтами, штрафами и другими расходами.

И в гипермаркет тоже не обязательно кататься, можно все купить рядом с домом и донести в руках. В гипермаркет едут по принципу «раз уж есть машина – надо поехать и затариться». И затариваются, оставляя там еще больше денег, чем потратили бы в обычном магазине.

Поэтому большая часть иномарок, которыми забиты дворы – это не вложение в развитие экономики, а дурное удовольствие иметь свое авто, самому сидеть за рулем, быть владельцем не «ведра с гайками», а «настоящей вещи». Удовольствие обладать вещью «лучше, чем у приятеля», «лучше, чем у соседа» и так далее.

И чем круче иномарка во дворе – тем больше в ней именно понтов, а не реальной эффективности и мобильности.

Да, есть и такие, кто пользуется автомобилем эффективно, экономит время, делает с помощью автомобиля больше дел – но у них зачастую не самые новые и не самые понтовые иномарки. Такие люди обычно покупают «рабочие лошадки» – и зачастую как раз отечественного производства. Потому что стоимость владения ими ниже, а скорость перемещения по городу такая же, как у иномарок. Если же покупают иномарку, то скорее подержанную Тойоту, Рено Логан или что-то подобное, нежели Инфинити или ВМВ.

Поэтому те иномарки, которые кое-кто считает признаком достатка населения (хотя на самом деле это признак достатка 1/10 населения) – в большинстве своем приобретены ради престижа, самоутверждения, статуса. Чтобы соответствовать своему окружению, доказать свою состоятельность и так далее.

Произведем простой расчет. Допустим, каждый десятый житель России приобрел иномарку ради понтов, престижа, самоутверждения – это вполне правдоподобная оценка.

10% населения – это 15 миллионов человек.

Значительная часть этих «понтующихся», конечно, живет в Москве и Питере, остальные распределены по другим крупным городам.

Каждый из них купил за последние 17 лет минимум один автомобиль. Многие сменили уже 3-4 автомобиля. Будем считать, что в среднем они купили за последние 17 лет по два авто. Возьмем среднюю его стоимость в 30 тысяч долларов.

И тогда получится, что 15 миллионов «понтующихся» в России за последние 17 лет потратили на свои понты 900 миллиардов долларов.

Почти триллион!

Как этот триллион сработал на развитие экономики? Польза от этого триллиона «понтодолларов», вложенных в «понтомобили», для российской экономики близка к нулю.

Эти деньги не пошли в отечественное производство, не улучшили его структуру, не решили никаких проблем. Они ушли только на то, чтобы 15 миллионов чудаков гнули друг перед другом пальцы и два раза в день стояли в пробках на своем собственном автомобиле, а не в такси и тем более не в маршрутке.

Но самое главное – что этот триллион долларов, потраченный за последние 17 лет на «понтомобили», можно было потратить на закупку оборудования и строительство заводов. Чтобы производить и автомобили, и бытовую технику, и многое другое внутри страны, а не покупать за доллары, получаемые от экспорта нефти, газа, зерна и оружия.

Кто желает, может поднять данные по стоимости АвтоВАЗа, Камаза и других предприятий, которые на момент их строительства были вполне современными и выпускали вполне конкурентоспособные автомобили.

Но не столь даже важно, сколько именно больших заводов можно было построить на триллион долларов – два, десять или больше. Важно, что не построено ни одного.

Не так важно, смогли бы мы или нет выпустит за эти деньги свои

30 миллионов автомобилей взамен купленных за рубежом – важно, что отрасль развивалась бы при вложении в нее указанного триллиона. И это и было бы структурное изменение экономики.

Это был бы переход от покупки иномарок за нефтедоллары к восстановлению и развитию отечественного автопрома.

По такой же схеме можно было восстановить и самолетостроение – если бы деньги, потраченные на Аэробусы и Боинги, хотя бы частично пошли на выпуск Ил-86, который до сих пор является передовой моделью. А также на создание новых моделей.

С электроникой и вычислительной техникой сложнее, но постепенно можно было бы развивать и их – если бы хоть часть денег, которые «понтующиеся» тратят на «понтофоны», направить на свои разработки.

Но ничего подобного не происходит.

Все, что за последние 17 лет строилось под названием «завод» – это либо сборочные цеха, либо птицефабрики, либо кирпичные заводы. При этом автомобили в сборочных цехах собирают из импортных узлов, птицефабрики работают на импортном инкубаторном яйце, а кирпичные заводы на импортном оборудовании. И все это лишь увеличивает зависимость России от зарубежных производителей.

Производство автомобильных двигателей в России не увеличивается, а сокращается – даже Камаз начал переход на импортные движки. Остальные либо завершили этот переход, либо находятся на заключительной стадии.

Промпроизводство за последние 17 лет только сокращается и переходит от выпуска сложной продукции к более простой. От автомобилей с собственными двигателями – к автомобилям с импортными, от производства Ил-86 к собранному из чужих деталей Суперджету. И так далее.

Промышленность сокращается и упрощается. А триллионы долларов уходят на закупку «понтомобилей», «понтофонов», строительство «понтоцентров», «понтомаркетов» и т.д.

Как минимум пару триллионов за последние 17 лет мы потратили на разные формы «понтования». А это значительная часть того, что заработали на экспорте нефти, газа, зерна и оружия.

То есть мы продули таки наши полимеры, с чего я и начал. Причем не только в переносном, но и в самом прямом смысле слова.

Продали эти полимеры за доллары, чтобы потратить их на разные понты в виде иномарок и айфонов, которые со временем превратятся в хлам и будут выброшены. Причем за время эксплуатации многие из них не принесли никакой пользы – только примитивный восторг папуасов от обладания продуктами более развитой цивилизации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here