Турция - Нидерланды: транспортно-дипломатический конфликт

Нидерланды никогда не воевали с Турцией, на всём протяжении бурной истории обеих стран. Интересы государств были разнесены географически и ограничивались более могучими империями. В средние века турецкая экспансия развивалась в северной Африке, южной Европе, передней Азии и на Ближнем Востоке. Нидерландские территориальные захваты происходили в Карибском бассейне, в южной Африке, южной Америке и в юго-восточной Азии.

Обоим государствам хватало опасных врагов, ценной добычи, жизненного пространства и смертельных битв без взаимной конкуренции.

В 1918 и 1945 гг. колониальный период Турции и Нидерландов закончился. Ушла в прошлое эпоха мировых войн, границы обеих стран приобрели современные очертания в 2.000 километрах друг от друга. Турция и Нидерланды 65 лет союзничают в военно-политическом блоке НАТО. Турция с 1960 года ассоциирована с Евросоюзом, Нидерланды входят в ЕС с момента основания.

Казалось бы, оснований для межгосударственного конфликта стало ещё меньше, чем в былые эпохи.

11 марта 2017 года между Нидерландами и Турцией разразилась дипломатическая буря, политический шторм, цунами резких обвинений с порывами уличных беспорядков. Отношения партнёров по НАТО и ЕС резко деградировали буквально за один день, став побочной жертвой сражений за электорат. Деградация касается всего комплекса турецко-европейского взаимодействия, в том числе миграционной проблемы и вступления Турции в Евросоюз.

16 апреля 2017 года в Турции состоится общенациональный конституционный референдум. Его главный вопрос – необходимость серьёзного расширения полномочий главы государства. Министры турецкого правительства и другие чиновники, представители общественности и культуры активно поддерживают данную необходимость, в том числе за рубежом. А именно в Европе, в странах ЕС проживают миллионы турецких граждан, имеющих право голоса.

Говоря откровенно, для расширения полномочий президенту Турции хватит и внутренних голосов. Одобрение зарубежных сограждан важно с имиджевой точки зрения. Как показатель единства нации вне зависимости от места пребывания избирателей, их материального положения, окружающей информационной среды и наличия опёки родного государства.

11 марта 2017 года глава турецкого МИД намеревался выступить на митинге в Роттердаме – во втором по численности городе Нидерландов с 60-тысячной турецкой диаспорой. Хотя бургомистр Роттердама ещё тремя днями ранее официально заявил о запрете уличного действа.

Власти Германии, Австрии и Нидерландов негативно относятся к митинговой агитации на своей территории, полагая её дестабилизирующим фактором общественного раскола. Жаль, что украинский евромайдан те же самые власти считали стабилизирующим фактором общественного согласия. Турецкие чиновники полагают, что обладают всеми правами на проведение европейских митингов с участием граждан Турции.

В течение нескольких часов 11 марта 2017 года:

— Глава турецкого МИД пригрозил «ввести серьёзные санкции против Нидерландов… за препятствия турецким делегациям…»;

— Самолёту санкционного министра было отказано в посадке на голландской территории. Его визит квалифицирован правительством Нидерландов как «общественно опасный», а заявления о санкциях названо «недопустимым, лишающим смысла поиск точек соприкосновения…»;

— Турецкий президент нашёл новый смысл в ораторском поиске точек соприкосновения, назвав Нидерланды «пережитком нацизма и фашизма», а также усомнился в полётах любых голландских самолётов над Турцией – в том числе дипломатических лайнеров;

— Премьер-министр Нидерландов назвал высказывание турецкого визави «словесным сумасшествием, находящимся за гранью адекватности»;

— Премьер-министр Турции подтвердил фашистские эпитеты в адрес нидерландских властей и пообещал «предельно жёсткие ответные меры»;

— Турецкий министр по делам семьи и социальной политики прорвалась через немецко-голландскую границу на автомобиле, кортеж с турецкими флагами направился в Роттердам.

В 150 метрах от здания турецкого консульства в Роттердаме госпожа министр была задержана местной полицией. Ей настойчиво рекомендовано покинуть страну, в «пятиминутном разговоре со своим народом (?!)» решительно отказано, в кратчайшие сроки министра выдворили из Нидерландов. По сути, сразу два турецких министра (в том числе руководитель дипломатического ведомства) объявлены персонами нон грата.

Собравшиеся возле консульства лица турецкой национальности биты по лицам дубинками и щедро угощены слезоточивым газом. В разгоне несанкционированного митинга участвовала конная полиция и спецподразделения по борьбе с терроризмом. В Стамбуле и Анкаре под усиленную охрану взяты дипломатические представительства «фашистов и нацистов». Деятельность миссий фактически парализована, со стамбульского консульства сорван государственный флаг Нидерландов.

Турецкий референдум состоится через месяц, парламентские выборы в Нидерландах пройдут уже через три дня. Показательная жёсткость голландского правительства проявилась крайне своевременно, накануне «дня тишины», на финальном этапе агитации. Правящие партии зарабатывают популярность борьбой с мигрантами, терроризмом, исламизмом, отстаивают государственный суверенитет и национальное достоинство. Административный ресурс используется творчески, с огоньком ярких заявлений, с выдумкой транспортно-дипломатических блокад, переходящих в уличные беспорядки.

В тот же день 11 марта 2017 года чиновники Евросоюза заблокировали европейские ассигнования на интеграцию Турции в ЕС. Эти ассигнования составляли внушительную сумму 4.45 млрд. € в течение шести лет. С 2014 года Анкара получила только 0.167 млрд. €, 3% от обещанного. Как отметили европейские комиссары по вопросам интеграции и экономики:

«Негативные тенденции в Турции начались ещё до июльской попытки государственного переворота в прошлом году… Эти тенденции противоречат как международному праву, так и стандартам ЕС, Турция движется в противоположном направлении от Евросоюза…»

Турецко-нидерландский конфликт – внешнее проявление взаимного отторжения Турции и Евросоюза. Национальные элиты ЕС решают собственные электоральные задачи, полагая тройное ослабление миграционного давления манной небесной. Полагая, что реализацией 3% обещаний можно маскировать эгоистические цели сколь угодно долго. Полагая, что бурлящие насилием и ненавистью улицы навсегда заточены в телевизионных эфирах из демократизируемых стран с негативными тенденциями.

Столкновение с жестокой реальностью таит опасные сюрпризы, которые слабо зависят от итогов европейских выборов и азиатских референдумов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here