Немецкие войска могут войти на Украину — в Донбасс, где семь десятилетий назад немцы проявляли особую жестокость (достаточно вспомнить описанный в «Молодой Гвардии» Краснодон). Командировка германского контингента, речь о которой зашла еще на минувшей неделе, в этот понедельник обсуждалась в немецком правительстве и, как сообщает Reuters, становится все более вероятной. Сможет ли бундесвер оздоровить ситуацию на юго-востоке Украины и насколько символичным с исторической точки зрения будет его присутствие там? Об этом «МК» спросил у политологов.
 
      Об отправке немецких военных в бундесвере задумались после немецко-французского разведывательного полета на восток Украины, который состоялся в середине сентября. После него стало очевидно, что для мониторинга соблюдения перемирия между Киевом и ополченцами нужны беспилотные летательные аппараты. А, следовательно, и вооруженный персонал для их защиты. На минувшей неделе министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен подтвердила наличие такого плана, уточнив, что поскольку цель контингента — помочь миссии ОБСЕ, то и все действия будут обсуждаться с этой организацией. Кроме того, введение войск невозможно без одобрения нижней палатой парламента.

        Владимир Жарихин, заведующий отделом Украины Института стран СНГ:

     — Присутствие германских войск на Украине не более символично, чем немецкие бомбардировщики над Белградом. Германия утратила «посленюрнбергскую невинность» в Сербии. Но я не очень верю в то, что Меркель пошлет туда вооруженных немцев, не посовещавшись с президентом России. Хотя все может быть в наше безумное время.

     — Военное присутствие Германии может повлиять на ситуацию в Донбассе?

     — Разграничение противостоящих сил, конечно же, было бы желательным. Поддерживать режим прекращения огня своими силами довольно сложно. Это показывает ситуация вокруг Нагорного Карабаха: там нет миротворцев, которые разводят стороны, поэтому перемирие постоянно нарушается. Но иностранное военное присутствие не должно быть инициативой отдельных стран. Все-таки лучше иметь международный мандат: от ООН или ОБСЕ.

     — Но на Украине уже присутствуют американские военные — безо всяких мандатов…

     — Консультанты не являются вооруженными подразделениями армии США. И совсем другое дело — регулярные войска. Я не верю, что они войдут без решения международных организаций.

        Игорь Бунин, гендиректор Центра политических технологий:

     — На минувшей неделе речь шла о контингенте в 200 человек: 50 бойцах для охраны миссии ОБСЕ и 150 — для разведения воюющих сторон. Сейчас цифры уже не называются. Я думаю, что немцы войдут. Развести противоборствующие войска будет труднее всего в Донецке, где идут ожесточенные бои, и в Мариуполе. В Донецке два аэропорта, один (гражданский) — в руках ополченцев, другой (который строился в военных целях) контролируется украинскими войсками, и битвы между ними могут продолжаться еще очень долго. Хотя по некоторой информации, идут переговоры об обмене донецкого аэропорта на некоторые другие территории ДНР и ЛНР.

     — И все же, при чем здесь немцы?

     — Кто-то должен встать барьером между воюющими сторонами. Россия этого не может, от белорусского контингента Украина отказалась. Я не очень понимаю, кто, кроме немцев, может выполнить эту миссию.

     —     Но сам факт присутствия немецких войск на Украине — повод для историко-политических спекуляций… Лично вам этот факт не кажется диким?

     — Это — не более дикий факт, чем война, которая сейчас идет. Появление через 70 лет разводящих немецких войск, наверно — удар по памяти. Но он ничтожен по сравнению с братоубийством. Конечно, немецкие войска могут стать объектами для провокаций. Предположим, украинская армия их постарается избежать, Но ополченцы контролируются непонятно кем, и трудно предсказуемы.

     — Может быть, хотя бы из соображений политкорректности, Германии воздержаться от военного присутствия на Украине?

    — Меркель хочет активно участвовать в этих действиях, самоутверждаясь в качестве лидера Европы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here